Поделиться


Милосердие и мужество американских врачей

Шавшин Владимир Георгиевич


Историк, краевед, член Союза журналистов Украины, член Национального союза писателей Украины, лауреат республиканской премии Крыма, заслуженный работник культуры Украины. Кандидат исторических на\к. Автор книг по истории Крыма. Севастополя и Балаклавы: «Балаклавский Георгиевский монастырь», «За веру и Отечество» (в соавторстве). «Альминское сражение», «Балаклава», «Бастионы Севастополя», «Каменная летопись Севастополя», «Имя дома твоего»


….. закончилась Восточная (Крымская) война, центральным событием которой явилась 349-дневная оборона Севастополя, унесшая десятки тысяч жизней лучших сыновей и дочерей России. За преступную захватническую политику правительств расплачивались своей кровью защитники Севастополя. К военным действиям были готовы далеко не все, особенно чиновники медицинского ведомства.


К моменту неприятельского десанта в Крыму насчитывалось пять военно-сухопутных госпиталей. Они могли принять около 2000 больных и раненых. Рхли учесть, что только с Альминского сражения доставили столько же раненых, положение с их размещением вскоре стало катастрофическим. Не хватало и медицинского персонала. На 300 раненых и больных в Севастополе приходился один врач.


В это время первый хирург России Н.И. Пирогов рвался на театр военных действий, чтобы «употребить все свои силы и познания для пользы армии на боевом поле». В октябре 1854 года Пирогов с отрядом врачей выехал в Крым. Вслед за ним отправились и русские сестры милосердия, переносившие с редким мужеством тяжелый труд и лишения, «с геройством, которое сделало б честь любому солдату».


Вместе с русскими врачами и сестрами милосердия самоотверженно отстаивали жизни защитников черноморской твердыни и американские медики-добровольцы.


Когда началась Крымская кампания, по приглашению российского правительства на службу приняли около ста врачей-иностранцев. По уточненным данным, в те годы в Россию прибыли сорок три американских медика. Срок службы в русской армии определялся в три года. Все американские врачи явились с рекомендациями авторитетных лиц. Положительные отзывы о хирургах дал бывший президент США Мартин Ван Бурен, морской министр Дж.С. Доббин, бывшие посланники США в Санкт-Петербурге Дж.М. Даллас и Н.С. Браун, русский вице-консул в Новом Орлеане Э. Джонс.


Добраться добровольцами из США на театр военных действий было нелегко. После беседы с русским поверенным в делах в Вашингтоне Э.А. Стеклсм, они пересекли океан. Пассажирский пароход из Нью-Йорка в Бремен ходил раз в месяц. Оттуда добирались до Берлина, где явились в русскую миссию для заключения контракта с русским посланником А.Ф. Будбергом. И только затем по железной дороге через Варшаву врачи прибывали в Россию.


В далекое и трудное путешествие ехали энтузиасты, движимые желанием оказать помощь больным и раненым, приобрести практический медицинский опыт. Врач А.Ф. Молет из I [ашвилла писан, что оставил дома жену и двоих детей и отправился на войну «не из денежных соображений... ибо почти десятилетний опыт работы обеспечивал мне хорошую практику дома, но потому что надеюсь сослужить полезную службу... поддержать престиж своей профессии и показать, что в Соединенных Штатах есть хорошие хирурги».

Большинство американских врачей прибыли в осажденный Севастополь, а также в госпитали Керчи и Симферополя.


Еще летом 1854 года в Севастополь приехали первые американцы Кинг и Дрейпер. 11озже Кинг а перевели в Симферополь, а его место занял Турнипсид. Весной 1855 года к ним присоединились Уайгхед. Харрис и Макмиллан. Сначала их поселили на Северной стороне, а позже, по распоряжению начальника севастопольского гарнизона Д.Е. Остен-Сакена. на Николаевскую батарею. Рядом находился и госпиталь — в здании Дворянского собрания. «Наша профессиональная работа. — писал Дрейпер. — происходит в том месте, куда первоначально доставляются раненые с 4-го, 5-го и 6-го бастионов, отведенное для этой цели здание было Дворянским собранием, которое по своему вкусу и красоте делает честь м служит украшением всего города».


Одна из первых сестер милосердия Е.М. Бакунина — внучатая племянница князя М.И. Кутузова — в своих воспоминаниях так описала этот госпиталь, где работали американские хирурги: «Прекрасное здание, где прежде веселились, открыло свои богатые, красного дерева с бронзою двери для внесения в них окровавленных носилок. Большая зала из белого мрамора, с пилястрами из розового мрамора через два этажа... паркетные полы... В одну сторону большая комната, это — операционная, прежде бывшая биллиардная, за ней еще две комнаты... на полу в несколько рядов лежат тюфяки уже без кроватей, несколько столиков с бумагой, а на одном примочки и груды корпии, бинты, компрессы, нарезанные стеариновые свечи. В одном углу большой самовар, который кипит и должен кипеть всю ночь...»


Падая с ног от усталости, без сна и отдыха, рядом с Н.И. Пироговым работали американские врачи.


Всю свою жизнь хирург из Пенсильвании Л.У. Рид гордился, что заслужил своей работой одобрение «чудо-доктора» Пирогова. Н.И. Пирогов, русские и американские хирурги спасли жизнь тысячам раненых солдат. Впервые в мире Пирогов применил в массовом масштабе анестезию, антисептическую обработку ран, гипсовые повязки, сортировку раненых. Важным новшеством в организации медицинского дела во время Крымской войны явилось введение Н.И. Пироговым амбулаторных передвижных госпиталей. Этот опыт позднее применили и себя на родине и американские врачи. В период гражданской войны в Америке появились и сестры милосердия. Одной из первых женщин-медиков в США стала жена участника обороны Севастополя артиллериста И.В. Турчанинова (в США — Дж.Б. Турчин). сражавшегося на 4-ом бастионе вместе со Львом Толстым, Надежда Турчанинова, урожденная княжна Львова.


Во время осады Севастополя в городе вспыхнули эпидемии тифа и холеры. Болезни не минули и американских врачей. Тифом заболел доктор Турнипсид, затем Ч. Гелери. но вскоре они опять приступили к своим обязанностям. К другим судьба оказалась жестока: в Севастополе умер Х.Л. Макмиллан. в Симферополе погибли Г. Кларк. Ч.А. Дейнинджер, Д. Джонс. А.'). Маршел. в Херсоне - Никлс. Возвращаясь на родину в Кременчуге скончался Л.М. Харт, а в январе 1856 года в Берлине - Дж.Т. Стодард.


После оставления русскими южной стороны Севастополя, некоторые американские врачи перевелись на службу в другие города юга России. Один из них, доктор К. Смит работал ординатором в Киевском военном госпитале.


Закончилась Крымская война. Американские врачи-добровольцы возвратились в США. В России достойно оценили их подвиг: всех наградили серебряными медалями «За защиту Севастополя» и бронзовыми «В память Крымской войны 1853-1856 гг». Некоторые получили и русские ордена. Доктора П. Харриса наградили орденом Святого Станислава. Этой же награды удостоили Дж. Холта, И.А. Лиса, У.Р. Трола, а хирурга Ч. Генри — ордена Св. Анны III степени.


Доктор Лис. получив награду, писал в мае 1857 года русскому посланнику Э.А. Стеклю, что будет «... с гордостью хранить знаки русского ордена и передаст его своим детям». Врач Уайгхед, также удостоенный за свой подвиг русских наград, подчеркнул в одном из писем, что они будут служить гордым воспоминанием о том, что ему «выпала честь оказать помощь офицерам и солдатам, которые покрыли славой русское оружие и завоевали Севастополю имя бессмертного».


Русские врачи тоже решили отметить самоотверженный труд своих коллег. Они заказали памятную серебряную медаль, ставшую сейчас нумизматической редкостью. На лицевой стороне выгравирован равноконечный крест, медицинский знак и слово «Севастополь». На обороте надпись: «Американским коллегам от благодарных русских врачей в память о совместных трудах и лишениях». Медали вручал лично Пирогов.


Уже более 150 лет отделяет нас от тех незабываемых дней. Но человеческая память, не подвластная времени, никогда не забудет гражданский подвиг американских медиков, внесших заметный вклад в историю российско-американских отношений.


Ружейные пули периода первой обороны Севастополя 1854 -1855 гг.